Режим работы

Официальный сайт города
Войти

Регистрация


Уважаемые Старокрымчане 12 апреля 2017 г. в 14:00  по ул. Свободы/П.Осипенко (памятный знак) состоялся митинг-реквием посвященный трагической дате 12 Апреля.

 

  12 апреля в г. Старый Крым на улице 12 апреля возле памятного камня состоялся митинг в память дикой расправы немецко-фашистских захватчиков над населением города Старый Крым.

 Поклониться убиенным и выразить слова благодарности ветеранам Великой Отечественной войны пришли поздравить:

Председатель Старокрымского городского совета Людмила Гулящих.
Глава администрации города Старый Крым Григорий Балабанов.
Свидетель тех событий житель города Старый Крым Занилов И.Г.
Депутат Старокрымского городского совета Юрий Колюпанов
Председатель Старокрымского городского совета ветеранов Николай Баталов, представители трудовых коллективов, общественности,учащиеся школ, жители поселения.

На камне укреплена мемориальная доска со словами:
В память зверски убитых фашистами
жителей города 12 апреля 1944 года.

В завершение участники митинга почтили память погибших минутой молчания и возложили цветы к подножию мемориала.
В этом году обновлена и установлена новая мемориальная доска.

Хочется выразить слова благодарности индивидуальному предпринимателю Олесе Чмель за благотворительную помощь по обновлению мемориальной доски.

 Отец Петр отслужил гражданскую панихиду.

 Справка. 11-12 апреля 1944 года бойцы 2-й и 3-й бригад 5-го отряда Восточного соединения партизан Крыма под командованием Алексея Андреевича Вахтина начали операцию по освобождению сел Первомайского, Изюмовки и города Старого Крыма. Выполняя приказ командующего отдельной Приморской армии Андрея Ивановича Еременко, 2-я и 3-я бригады вышли из леса в район Старого Крыма, чтобы преградить противнику путь отступления через город. 2-я бригада 12 апреля заняла село Изюмовку. В тот день партизаны Восточного соединения разгромили фашистский гарнизон в Старом Крыму. А в ночь на 13 апреля, перед самым приходом наших войск, фашисты учинили кровавую расправу над мирным населением города. Было зверски убито 584 жителя, в том числе 200 детей, ранено более 100 человек.

Из акта Старокрымской районной комиссии по расследованию злодеяний, причинённых немецко-фашистскими захватчиками (от 14 мая и 24 мая 1944 года):

“... Увидев свое полное бессилие перед натиском доблестных частей Красной Армии и партизан, уходящие фашисты произвели жуткую расправу с мирным беззащитным населением г. Старого Крыма. Это кошмарное событие произошло 12 апреля под вечер и закончилось утром 13 апреля. Около 4-х часов дня 12 апреля 1944г. немецкие солдаты и офицеры, находившиеся в Старом Крыму и имевшие опознавательные знаки — желтый треугольник с нарисованным на нем черепом со скрещенными костями, приступили к поголовному уничтожению жителей по улицам Северной, Сулу-Даре, Полины Осипенко и др. Гитлеровцы вламывались в квартиры, избивали людей прикладами, выгоняли на улицу стариков, женщин и детей и тут же расстреливали. Применяли также холодное оружие — штыки и пр. Одновременно с этим по Улицам двигались танки и стреляли в упор по жилым домам из орудий и пулеметов. Утром 13 апреля к окраинам г. Старого Крыма подошли части Красной Армии и партизаны. Немцы торопились уходить и убивали людей через окна, не заходя в дом. Не считались с больными, лежащими в постели...” Вот как запомнились эти кошмарные 24 часа людям, пережившим и видевшим их своими глазами.

Свидетель г. Старый Крым Гордиенко Б.И. рассказывает: “Сестра моя, Колесникова Анна Ивановна, проживала по ул.П.Осипенко, дом 34. К ней постучались 12 апреля в 4 часа дня. Не подозревая о готовящемся убийстве, она вышла отворить дверь. Эсесовец выстрелил в голову из автомата, затем в живот. Внутренности ее были вырваны разрывной пулей. Зашли в дом и застрелили в постели ее больную дочь Анну, 6 лет, с температурой 40 градусов. Так, переходя из дома в дом, в дикой, ужасной обстановке, при громе орудий танковых уничтожали семью за семьей”.

Александр Иванович Муравецкий вспоминает: “Мне было тогда 6 лет. Но все, что произошло, в тот страшный апрельский день, запомнилось навсегда.

Я еще не совсем ясно представлял себе, что такое война и как это можно убивать безвинных людей. И вот услышал выстрелы за забором. Видел, как свалились убитые родители соседского мальчика. И мальчика немец приподнял над собой и с размаху ударил о стену дома. Бесформенное красное пятно застыло на влажной известковой стене... Немцы ворвались в наш дом втроем. Толкая нас прикладами, они выстроили всю семью почти рядом с порогом. Первым упал дедушка, сраженный выстрелом. Испугавшись, я вырвался из рук матери и что есть сил, побежал в глубину сада. Один из фашистов выстрелил, но промахнулся. За дедушкой убили тетю. Мать, хватаясь руками за голову, побежала в огород, но немецкая пуля догнала и ее. Мать была ранена в плечо и осталась жива”.

А вот что рассказывает Екатерина Фоминична Кивга: “Я быстро успела спрятать сына в домовое подполье. И вдруг услышала выстрелы. Вот ступил на порог, вытолкнутый из соседнего дома Петр Иванович Почупайло. Эсесовец взвел автомат на уровень его лица, стал хладнокровно целиться. Тогда жена Петра Ивановича смело шагнула вперед и первой приняла смерть. Муж опустился перед ней на колени и припал губами к лицу жены. Потом один из немцев дал очередь вниз, и Петр Иванович свалился на землю.

Когда я услышала топот сапог у калитки, нашла силы схватить в руки своего годовалого малыша. Упала вместе с ним на пол, прикрыла собой. Двое немцев вошли и стали стрелять в комнате по стенам. Один из них оттолкнул меня сапогом, потом во дворе кто-то крикнул, и немцы, торопясь, вышли. Не верилось, что осталась жива”.

Анна Ивановна Рагулова вспоминает: “Мы только что начали обедать. Автоматная очередь заставила нас вскочить из-за стола. Из сада донесся душераздирающий крик женщины. Судорожно прижав к груди 4-летнюю дочурку, она бежала к нашему дому. И через несколько мгновений немец вонзил штык в спину ребенка. Весь клинок через тело ребенка вошел и в грудь этой женщины. Потом они пошли к нам. Муж скомандовал мне брать детей и убегать. В дверь ломились. Крючок не выдержал. Вбежал солдат с окровавленной винтовкой в руках. Муж преградил ему дорогу и был застрелен. Бабушка мешком осела на пол. С головы ее текла кровь. Мой 14-летний сын бросился к отцу, и немец пырнул его ножом.

- За что, мама? – были последние слова моего сына.

Я не помню, как я выскочила с Людочкой в окно. Мы бежали долго – куда глаза глядят. Вечером мы пришли к дому. Двери были раскрыты настежь. Алексей лежал у порога. Руки его были скорчены, вместо лица зияла кровавая рана. Рядом лежал Миша. Череп у него был раздвоен. Мертвой оказалась и 80-летняя свекровь. Слезы душили меня, сердце разрывалось на части. Схватив дочь на руки, я бросилась бежать прочь из города”. [ 1 ]

Лишь немногие остались в живых в тот ужасный день. За сутки было убито 584 человека мирных граждан, стариков, женщин и детей. Комиссии удалось установить личности 163 человек. Согласно свидетельским показаниям родственников убитых, среди убитых находились граждане других местностей. Опознать всех убитых не удалось. Такой разрыв между числом захороненных и числом выясненных жертв можно объяснить тем, что в числе погибших были эвакуированные немцами жители других районов (Керчь, Феодосия, Анапа, Новороссийск). За отсутствием ближайших родственников и знакомым не представляется возможности уточнить и установить личности погибших. (Из числа 163 жертв опознанных родными, соседями: русских — 104, греков — 21, украинцев — 17, крымских татар — 15, apмян — 3, болгар —2, караимов — 1.)

Всего установлено комиссией убитых, повешенных и замученных граждан г. Старого Крыма и района, а также граждан других местностей, бывших на территории района за период оккупации (включая убитых 12—13 апреля 1944 г.), 897 человек. Отправлено в лагеря и в Германию за это время 1143 человека.

Виновными в совершении вышеописанных злодеяний комиссия считает, как представителей германской комендатуры, так и их приспешников со стороны властей города, полиции и пр.

Вспомним всех поименно, горем вспомним своим. Это нужно не мертвым, это надо живым!

Администрация города Старый Крым.